Бакланы на байкале фото

Phalacrocorax carbo (L., 1758)

Отряд Веслоногие — Pelecanciformes Семейство Баклановые — Phalacrocoraidae

Категория и статус. Категория 5. Гнездящийся перелетный вид, численность которого восстанавливается (растет).

Краткое описание. Крупная водоплавающая птица размером с гуся, с почти полностью черным оперением. Клюв длинный, с крючком на конце. Низ «лица» желтовато-белый. Молодые птицы темно-бурые со светлым (иногда почти белым) брюхом. В полете хорошо отличается от уток и гусей, а также гагар довольно длинным закругленным хвостом и отсутствием светлых пятен на крыльях. У плавающих птиц хвост не виден [11]. Голос — низкие, «хоркающие» звуки, хотя в целом очень молчалив.

Места обитания и биология. Населяет берега богатых рыбой водоемов. В выборе мест гнездования очень пластичен — с одинаковым успехом гнездится на деревьях, скалах и на земле. На Байкале поселяется на скалистых островах и обрывах, часто в труднодоступных местах [16]. Гнездо строится из сухих веток и веточек, лоток небрежно выстилается крупными (маховыми) перьями чаек и бакланов, а также кусками полиэтилена, бумаги и прочего мягкого мусора. На скалах гнездовая постройка используется много лет, ежегодно птицы подправляют и наращивают ее, так что о продолжительности гнездования можно судить по массивности гнезда. Фенология миграций на Байкале не прослежена. По всей видимости, прилетает в конце апреля — начале мая с появлением открытой воды. Сроки гнездования растянуты, вероятно, из-за большого числа повторных кладок. В кладке 3-5, иногда больше (до 9) яиц [16]. Птенцы в большинстве кладок вылупляются с середины до конца июня, в поздних и повторных кладках — до начала августа. Они находятся в гнезде 50-60 дней. Успешность гнездования не выяснена. Питаются рыбой. На Малом Море рацион зависит от места гнездования — в южной части пролива основу питания составляют соровые виды рыб (окунь, плотва, елец). Птицы, гнездящиеся на о. Едор (средняя часть пролива), питаются в основном бычками [16].

Распространение. Широко распространен на всех континентах, исключая Антарктиду и Южную Америку, хотя нигде сплошного ареала не образует [13]. Обитает на берегах как морей, так и внутриконтинентальных, преимущественно стоячих водоемов. На территории Иркутской области гнездится на побережье Малого Моря на Байкале [6-8, 12], на водоемы других районов области, в частности на Братское водохранилище, известны залеты [4,14].

Численность. В свое время баклан был одним из фоновых видов байкальского побережья, о чем свидетельствуют названия островов и мысов, а также исторические литературные источники [10,15]. Однако уже в конце XIX-го века его численность начала снижаться и в начале 70-х гг. прошлого столетия этот вид перестал гнездиться на Байкале [1 -3]. Более 40 лет на Байкале отмечались только редкие залетные особи [9]. Однако в 2006 году в проливе Малое Море на о. Шаргадагон было обнаружено два гнезда с птенцами [6, 12]. Дальнейшие исследования показали стремительный рост числа гнездящихся на Байкале бакланов, и в 2009 году их численность на Малом Море составляла не менее 500 гнездящихся пар [7,8]. В связи с этим можно ожидать появление поселений бакланов в других частях западного побережья Байкала, в частности на о. Бакланий Камень в районе бух. Песчаная.

Лимитирующие факторы. Истинные причины исчезновения баклана с Байкала неизвестны. О.К. Гусев [3] связывает его в конце XIX — начале XX века на Южном Байкале с уменьшением количества рыбы. Т.Н. Гагина [1] объясняет этот факт прямым истреблением (сбор яиц и заготовка тушек птенцов для звероводческих хозяйств) и фактором беспокойства в местах гнездования. Более поздние исследователи полагают, что исчезновение связано с неблагоприятной экологической обстановкой на местах зимовок [5]. Причины возвращения баклана на Байкал более очевидны и связаны с ухудшением экологической обстановки (многолетней засухой) в Северо-Восточном Китае и Монголии.

Читайте также:  Режим кормления красноухой черепахи

Принятые и необходимые меры охраны. Обитает на территории Прибайкальского национального парка. Специальные меры охраны не требуются. Необходим мониторинг состояния этого вида на Байкале.

Источники информации: 1 — Гагина, 1961; 2 — Гусев, 1960; 3 — Гусев, 1980; 4 — Мельников, Дурнев, 2009; 5 — Подковыров и др, 2000; 6 — Пыжьянов, 2006; 7 — Пыжьянов и др„ 2008; 8 — Пыжьянов, Пыжьянова, в печати; 9 — Пыжьянов и др., 1997; 10 — Раде, 1861; 11 — Рябицев, 2008; 12 — Рябцев, 2006; 13 — Сте-панян, 2003; 14 -Толчин, 1971; 15 — Radde, 1863; 16 — данные составителя.

Большие бакланы (латинское название «Phalacrocorax carbo»), на Байкале называют Черный баклан – птицы одноименного семейства баклановых, отряд олушеобразных.

Это крупная птица – в длину она может достигать почти метра. Если быть более точным, точнее – 90 см. Размах крыльев черного баклана тоже впечатляет – до полутора метров. Этот вид достигает веса 3 кг.

Большой, или черный баклан – перелетная водоплавающая птица с перепончатыми лапами. Оперение черное, длинная шея, на голове хохолок; клюв изогнут. Питается преимущественно рыбой.

На Байкале бакланы живут в свитых ими гнездах. Гнезда они предпочитают строить преимущественно на недоступных скалистых берегах и островах, а также на прибрежных деревьях.

Черные бакланы неравномерно селятся на побережье озера. Им особенно понравилось Малое море и Братское водохранилище на реке Ангара.

Еще сто лет назад популяция черных бакланов на Байкале была огромной. Об этом можно судить по историческим документам, а также по названиям многих островов и мысов на озере. Но в 20 веке численность этих птиц свелась практически до нуля.

И только несколько лет назад, в 2006 г., на острове Шарга-Даган исследователи нашли два гнезда с птенцами бакланов. С тех пор поголовье черных бакланов на Байкале стремительно увеличивается. И уже в 2009 г. только на берегах Малого моря насчитывалось более тысячи особей.

Весной, после того, как на озере вскрывается и тает лед, с юга прилетают черные бакланы. Это происходит в апреле-мае. По прилете бакланы сразу же начинают гнездиться и откладывать яйца. Каждая кладка – это 3-9 яиц. После вылупления птенцы еще до двух месяцев находятся гнезде.

Интересно, что отдельно, только своим видом, большие бакланы живут редко. Обычно они образуют совместные колонии с другими птицами. Обычно это цапли или чайки.

Будем бороться с птицами — или все же с придурками?

Остров Голый и бакланы. Фото: Рослесзащита

  • Помимо пятой колонны в Москве, якутского шамана, шведской школьницы Греты Тунберг, гадящей нам англичанки и — шире — англосаксов, найден очередной враг России: это — бакланы. Не в жаргонном смысле, означающем придурков, — то беда привычная и родная, а в самом прямом: сейчас про птиц.

    Вот что сообщает Центр защиты леса Бурятии (этот филиал ФБУ «Рослесозащита» мониторит состояние лесов также в Якутии) после инспекции острова Голого в Чивыркуйском заливе Байкала: «Вековые сосны стоят по всему острову как изваяния, выгоревшие от ядовитого помета. Теперь этот остров действительно голый. Такая же картина наблюдается на берегу озера Бармашевое. В данном случае виновен баклан». Кроме того: «Местное население сетует на бакланов, что они съедают сотни тонн рыбы. То вычисляется математически. А здесь факты налицо — погибший лес». И — вывод: «Не стоит ли заблаговременно задуматься о регулировании их численности?»

    Ну да: если враг не сдается (идите убедите бакланов сдаться), его уничтожают.

    Враг этот, как и прочие у нас, новый-старый. Вы помните, что он успел навредить нам на западе: в протекающей крыше «Зенит-Арены» один из уже бывших руководителей Санкт-Петербурга обвинял именно этих птах. И вот они продолжают пакостить нам на восточном фронте. Встав в один ряд с Китаем, вырубающим сибирскую тайгу. (Если что, это тоже сарказм: тайгу вырубают граждане России, действующие в соответствии с российской деловой практикой и обычаями.)

    Читайте также:  Бесплатно книга дрессировка немецкой овчарки

    Читайте также

    Кто виноват в том, что на стадионе «Зенит-арена» за 43 млрд рублей вечно протекает крыша: версия вице-губернатора Петербурга

    Поиск врагов и делегирование им ответственности за нашу неустроенность и раздрай — это тяжелая продолжительная болезнь,

    это не понос, который современная медицина научилась купировать. Бакланов, как и нерп — те тоже виноваты в том, что живут здесь, — байкальские охранители хотят пострелять уже давно. Вряд ли стоит особо останавливаться на выдающейся научности или гуманности таких инициатив. Или, скажем, их законности (остров Голый, как и все в Чивыркуйском заливе, — это Забайкальский нацпарк, здесь вмешательство человека в природный баланс недопустимо, этой территории для того и придали защитный статус, чтобы природа сама регулировала свои процессы). Но как бурятские лесозащитники в принципе представляют себе борьбу с бакланами?

    Сказать, что им бы не с теми бакланами следовало биться, тоже будет неправильно: бакланы, причем во всех смыслах, от сленгового до буквального, — сама природа и есть. Интересно, конечно, было бы посмотреть, как бурятский Сизиф расправит плечи. Хотя жалко всех: куда более многочисленный Китай проиграл (инициированную, кстати, биологами) войну 1958–1960 годов воробьям, потеряв в результате расплодившихся гусениц и саранчи и разразившегося затем голода 30 млн человек (привожу цифры из открытых источников).

    А воробьев потом завозили в Китай вагонами, в т.ч. из СССР.

    Быть может, пример с Мао непоказателен, поскольку в бурятском руководстве, несомненно, трудятся выдающиеся кадры. Они уже остановили поход якутского шамана. Но даже столь могущественные политики вряд ли способны эффективно вмешиваться в природные процессы и регулировать численность бакланов. Напомню (см. «Новую», № 139 за 2014-й, и 103 за 2015-й), что пять лет назад верхнее звено пищевой цепи на Байкале (власти Бурятии), уже обвиняло в уменьшении численности деликатеса — байкальского омуля — конкурентов (бакланов). Исключило большого баклана из Красной книги Бурятии и санкционировало их отстрел. И что? Как охоту на них открыли, так и закрыли (бакланы и сейчас, меж тем, внесены в список охотничье-промысловых видов). Несмотря на мудрые указания начальства, никто не разбежался истреблять птицу, никогда не служившую объектом охоты.

    Тогда напирали на прожорливость бакланов: «Только на территории Чивыркуйского залива около трех тысяч особей. В среднем одна птица поедает 200–300 граммов рыбы в день, что составляет полторы тысячи тонн рыбы в год по республике. Известен случай, когда в желудке убитого баклана был найден омуль размером 24 сантиметра».

    Ужас! Это я цитировал сайт минсельхоза. Теперь вот на птах возбудилась лесозащита, найден новый повод.

    Добавьте к этому, например, параллельные попытки начать промышленный забой байкальских нерп. И фоном — тот хай, что вызвало в России выступление в ООН шведской школьницы Греты. Россия действительно живет в особом мире, у нее особый путь, и кругом — враги. Какое-то пещерно-фантастическое непонимание места человека в природе, неуместное тщеславие и самомнение (все эти речи о том, что тайгу (!) надо превращать в сад, а омулю и «вековым соснам», значит, помогать спасаться от бакланов), ну и, естественно, рядовое жульничество — все эти общественно-государственные кампании, например, по бессмысленному и безрезультатному тушению природных пожаров на севере Азии, позволяющие списывать бюджетные миллиарды.

    Читайте также

    Генерал Гэндальф. О том, кто стоял за спиной шведской школьницы Греты, когда она говорила в ООН

    Остров, где погибли сосны, вообще-то издавна назывался Голым именно потому, что там селились бакланы, в связи с чем он и был действительно голым, безлесным.

    Читайте также:  Как назвать улитку ахатину девочку и мальчика

    Теперь естественный ландшафт возвращается — дело в том, что бакланы на полвека Байкал покидали. Об этом — во множестве работ современных орнитологов (и теперешних их активных комментариях в соцсетях), о том же есть, например, замечательная статья защитника Байкала Олега Гусева (1930–2012) в журнале «Охота и охотничье хозяйство», № 3-4 за 1980 год. Это отдельная тема — почему бакланы Байкал оставили: голодуха середины прошлого века, заставлявшая людей собирать их яйца, появление моторных судов, индустриальное освоение Байкала и Прибайкалья, перепромысел омуля и сокращение, таким образом, кормовой базы, массовые заготовки в Китае зимующих там птиц и т.д. Версий множество, как и о том, почему баклан вернулся — изменилась ли ситуация в Китае и он расплодился, откочевал ли с высохших озер Монголии; факт в том, что бакланы властей хоть Бурятии, хоть Федерального центра не слушаются и мало на них обращают внимания: моторных судов сейчас на Байкале никак не меньше, чем в 50-е годы прошлого века, и омуля никак не больше.

    Природа живет своей жизнью, и человеку неплохо бы сосредоточиться на себе и на том, что он способен менять. Бороться с чрезвычайно едким пометом бакланов — занятие достойное, но вряд ли обреченное на успех. Баклан — естественный элемент экосистемы Байкала.

    Как сибирская тайга выживала на протяжении 12 тысяч лет без таких вот бурятских экспертов, без военной авиации, берущейся ее тушить, решительно не ясно.

    По Короленко, бакланами называли грозных разбойников. Позже так стали называть просто хулиганье. Потом и вовсе — дурачье. Россия столь же прилежно понижает стандарты умственной деятельности, которые применимы к специалистам, вообще к людям.

    Кто на очереди во враги? Кому приготовиться?

    Отстаньте от птиц, разберитесь с собой, к примеру, с отчетом Счетной палаты, проверявшей траты из федеральной казны на ФЦП «Охрана озера Байкал».

    Объем финансирования ФЦП на 2012–2020 годы, согласно ее первоначальной редакции, — 58 млрд рублей; в проверяемый период завершена реализация трех прикладных научных исследований и экспериментальных разработок. «Разработка технологий космического мониторинга природно-экологических процессов Байкала» выполнена за 95 млн рублей, принята в 2017 году. Документы по передаче работы органам власти отсутствуют, как и подтверждение внедрения. Принятые в 2017 году «Оценка и прогноз трансграничного перемещения вредных (загрязняющих) веществ в системе «река Селенга — озеро Байкал» выполнены за 18 млн.

    Информация о применении результатов в Минприроды отсутствует. Принятое в 2016 году «Научное обоснование экологической допустимости размещения объектов хозяйственной и иных видов деятельности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории» выполнено за 12 млн рублей. Письма, подтверждающие направление органам власти рекомендаций и результатов указанной работы, в Минприроды отсутствуют.

    Другие бюджетные траты. Минстрой: из предусмотренных к вводу в 2014 году семи объектов (очистные сооружения и полигоны твердых бытовых отходов) в установленные сроки не введен в эксплуатацию ни один. Росгидромет: израсходовано 160 млн, а запланированного увеличения охвата Байкала государственным экологическим мониторингом — нет.

    Да, беда с этими бакланами.

    Друзья!

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *