Сорока семью

После того, как семья из Ньюпорта (Австралия) спасла и выходила сороку по кличке Пингвин, она стала другом и постоянной гостьей в доме супругов Блум.

Сороку обнаружил летающей по полу возле библиотеки в 2013 году Ной, которому сейчас 11 лет. После того, как супруги Кэмерон и Сэм и их дети (13-летний Рубен, 11-летний Ной и 9-летний Оли) выходили птицу, Пингвин может свободно летать, однако часто возвращается обратно к семье, чтобы провести с ними время. Сорока играет с ними в мяч, прогуливается по дому и даже садится на плечи.

Птица ждёт, пока утром все члены семьи уедут из дома, прежде чем сама покинет его по своим делам, и встречает детей, когда те возвращаются домой после школы. "Она как виляющая своим хвостом собака, — рассказывает отец Ноя, — сидит на дереве и хлопает крыльями, давая понять, как она рада".

"Птенец сороки вошёл в нашу жизнь, когда упал с дерева в 3-недельном возрасте".

"Мы ухаживали за ней и постепенно выходили с помощью специальной диеты и огромного количества объятий".

"Она смотрит телевизор, бегает вместе с детьми во время прогулок, прилетает по утрам к нам в постель и прижимается".

"Я никогда не думал, что она станет настоящим членом нашей семьи. Дети любят её, как домашнего питомца – даже больше".


"Она свободно летает. По утрам она просто летает где-то вокруг нас, а когда дети отправляются в школу, улетает по своим делам".

"Если махать руками, будто крыльями, она в ответ начинает махать крыльями".


"Значительную часть своего времени она проводит в нашем доме, перелетая из комнаты в комнату, играя с детьми. Она стала почти одомашненной".

"Когда дети играют здесь со своими друзьями в гандбол, Пингвин просто перелетает от ребёнка к ребёнку, давая понять, что тоже хочет участвовать в игре. Это очень забавно . и очень хаотично".

"Если вокруг видны другие сороки, она летает поблизости от дома и залетает внутрь, чтобы её не заклевали – они действительно нападают на неё".


"Несколько месяцев назад появился другой птенец сороки. Она начала с ним играть, и он тоже пришёл к нам в дом".

"Пингвин и этот птенец вместе общались и заботились друг о друге. Это было действительно здорово".













Число 47 прописью: сорок семь.

Количественное числительное 47

У количественного числительного склоняется каждая цифра (слово).

Падеж Вопрос 47
Именительный есть что? сорок семь рублей
Родительный нет чего? сорока семи рублей
Дательный рад чему? сорока семи рублям
Винительный вижу что? сорок семь рублей
Творительный оплачу чем? сорока семью рублями
Предложный думаю о чём? о сорока семи рублях
Читайте также:  Кошка сингапура сколько стоит

Порядковое числительное 47

У порядкового числительного 47 «сорок» является неизменяемой частью, которая одинаково пишется во всех падежах, склоняется только «семь».

Падеж Вопрос Неизменяемая часть мужской род женский род средний род мн.число
Именительный какой? сорок седьмой седьмая седьмое седьмые
Родительный какого? седьмого седьмой седьмого седьмых
Дательный какому? седьмому седьмой седьмому седьмым
Винительный какой? седьмой седьмую седьмое седьмые
Творительный каким? седьмым седьмой седьмым седьмыми
Предложный о каком? седьмом седьмой седьмом седьмых

Примечание. В винительном падеже окончание зависит от одушевлённости/неодушевлённости объекта. В мужском роде используется седьм ой для неодушевлённых и седьм ого для одушевлённых. Во множественном числе используется седьм ые для неодушевлённых и седьм ых для одушевлённых.

Семью семь — сорок семь

«Пусть едут», — Ашер будто случайно сдал назад и закрыл Псов от пуль бронированным кузовом, выпуская людей Ронье из капкана. Те, недолго думая, запрыгнули в машины и рванули за черной Импалой, свернувшей на Причал Металлистов. Стоило седанам скрыться за поворотом, и стрельба в переулке окончательно стихла, оставив после себя повисшую в воздухе дымку и перебивавший вонь мусора запах свежего пороха.

Сквозь гул в ушах от выстрелов и рокот мотора джипа Ашер услышал тихий осторожный стук над головой. Он повернул голову и встретился глазами с прикладом пистолета, стучавшего о стекло водительские двери. Наглость и безрассудство подобного поступка заслуживала скорее восхищения, чем порицания. Вот только наглость или тупость, Эванс начинал сомневаться. Ашер опустил стекло, уже намереваясь сломать кому-то руку, но человек убрал ствол и нагнулся к приоткрытому окну.

— Который? — проскрежетал Кельт низкими, вибрирующими в груди, частотами, увидев перед собой напряженное лицо Дона Форестера и пронзительный взгляд из-под нахмуренных густых бровей.

— Вроде старший, — с хрипотцой и сомнением ответил ему Дэдди Дон и пожал плечами, убирая ствол за пояс протертых местами до бела джинс. — Я в душе не е*у, эти лощеные хлыщи все на одно лицо, — брезгливо сплюнул Пёс сквозь зубы в сторону от окна.

После услышанного Ашер заскрежетал зубами, морщась от подавляемого хохота.

— Счастливо, блохастый, — коротко попрощался Дон и хлопнул по крыше джипа, ставя тем самым точку в этом разговоре.

— Сам блохастый, — с напускной обидой ответил Ашер, но услышал его только Дон.

Читайте также:  Разведение скорпионов

— Ехай, — попрощался Дон, вытрепывая и без того оголенные нервы Ашера и добавляя седых волос в растрепанной русой шевелюре.

— Езжай, — обиженно подытожил Ашер, и низкий свинцовый рокот ударил прямо по окончанию нервных волокон слухового анализатора Дона. — Пошел ты, — почти шепнул Эванс, и, медленно сморгнув, уже видел перед собой средний палец Дэдди Дона, поднятый вверх из зажатого кулака.

Импала удалялась в сторону моста Первопоселенцев… вроде бы, хотя по камерам не разобрать направления. Летели «Бонни и Клайд», как на тот свет. «Сосредоточься и просчитай, куда они так спешат», — судорожно соображал Эванс, выезжая на Причал Металлистов. Ашер пытался вернуться к логичным рассуждениям, но его полностью охватила нервозность, и постоянное желание закурить подтверждало это. Ему казалось, что он буквально чует дым сигареты, выдыхаемый прямо в салон джипа. Направившись в погоню, Кельт раздавил колесами разбросанные по дороге пустые бочки с мусором, превращая те в ржавые железные блины.

«Давай, Эванс, это не сложно. Как табличка умножения», — прикидывал он, стуча пальцами по обивке руля. «Пятью пять — двадцать пять», — Ашер пытался помножить Ларссона на Эванс и решить элементарное уравнение, пошевелив, наконец, мозгами, а не разнося все в щепки выстрелами из карабина. «Шестью шесть — тридцать шесть», — Эванс неожиданно подал голос, который словно прошелся наждаком по оголенным нервам Ашера, затем опять резкий вдох, а за ним долгий выдох, отдававший эхом в салоне, и по в машине опять распространяется мнимая сигаретная вонь. Выехав из Iron End на круговое шоссе, миновав внутренние улицы и суматоху на них, джип уже набирал скорость. Копы стояли в оцеплении возле машины медсестры, и Эванс насторожился.

«Где Бонни и Клайд?» — Ашер оправдывал себя простым желанием отвлечься от сосредоточения мыслей на сестре, ведь волноваться было о чем. Более поздняя версия Эвансов не просто ввязалась в неприятности, а буквально жила ими. Хотя нет, не так. Эта мелкая пакостливая зараза была их эпицентром. Эта формулировка была наиболее точной, что и Ашер бы не поспорил.

«Семью семь — сорок семь», — в голосе Кельта было изумление, граничившее с истерическим смехом, когда Бонни и Клайда остановили копы. «Целее будут», — с облегчением выдохнул он.

Патруль надолго задержит всю веселую компанию. Мистер Тотальный Контроль отделается штрафом за превышение скорости, Эванс получит по костлявой заднице от Либерсон, а людей Ронье задержат очень надолго, если, конечно, те не окажут сопротивления и их не пристрелят при задержании. Будь копы на месте чуть раньше, и все сложилось бы не так удачно. Вот только удача — неверная подруга, а в случае, когда замешан человек по фамилии Эванс — не подруга вообще, и увеличение количества людей с этой фамилией в уравнении обратно пропорционально вероятности успеха. Увы, но таковы факты, учитывая, что дано в самом начале нелегкой арифметической задачки. «Задержала полиция, а семью семь — сорок семь», — прокручивал в голове он под рев двигателя. «Сорок семь», — настойчиво заело в подкорке, будто игла проигрывателя попала в борозду виниловой пластинки и воспроизводила одно и то же место в песне, отдававшее в мозгу постоянными повторениями «семью семь — сорок семь». Ашер знал, что это не так, был полностью и досконально уверен, но семью семь — сорок семь пустило корни и проросло в сознании. «Семью семь — сорок семь», — как раковая опухоль со съехавшим с катушек делением клеток, поражала все новые и новые участки мозга.

Читайте также:  Характеристика спаниеля русского

— Черт, — Ашер сам вздрогнул от своего чересчур резкого голоса. — Это не они, — и метастазы обманчивых предположений, построенных на схожести иных, предшествующих действий, оказались убиты реальными фактами.

Пятью пять — двадцать пять. Шестью шесть — тридцать шесть. Семью семь — ни разу не сорок семь. Многоходовка с отсроченным эффектом достойная самого Норзера, вот только он, скорее всего, уже все просчитал и ждет, когда бездумные копошения закончатся, чтобы в итоге составить дестью десть. Эванс привела человека похожего на Кельта к его лучшему другу. Люди Ронье сорвались с места, чтобы принести его голову Романо и быстренько совершить хоумран, но на середине пути весь этот балаган так удачно, а главное — совершенно случайно, ловят копы. Все более чем логично. Раз сработало с Бешеными и людьми Ронье, значит сработает и с копами, и с Норзером. Пока дублеры отвлекают на себя основное внимание, настоящие «Бонни и Клайд» бегут на всех парах к центральному офису мадам, отыгрывать следующий акт. Семью семь — сорок семь, и все поверили. Ашер затормозил настолько резко, что в салоне запахло жженой резиной. Он проложил на навигаторе маршрут до клуба-кабаре мадам RedAtlas, под крышей которого прятался, а порой и не прятался самый настоящий элитный бордель.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *